Создаем образы. Меняем стереотипы.

Имидж Студия..
Стилисты.
.
Уникальное предложение.
.

Дек
13

Girls can be boys

 

Мужские вещи в женском гардеробе. Двойственность, трансформация, секс. Когда-то провокационная идея осталась кругами на гладкой воде масс-маркета, и это лишний повод снова подумать о мужчинах, женщинах и их общем гардеробе...

 

 

 

 

Слово “tomboy” в английском языке обозначает девочку, которая лазит по деревьям, разбивает коленки и забирается на чердаки вместе с мальчишками, не вылезая из обрезанных джинсовых шортов и растянутой футболки. Многие модели были такими, например, Элиза Камминс рассказывала в интервью о том, что её притаскивали за шиворот как малолетнего хулигана и только на пороге узнавали, что она девочка. Во взрослом мире моды модели могут позволить себе оставаться прежними tomboys, обладая тощими телами мальчиков-подростков, и история привлекательной юношеской андрогинности пишется по ним уже несколько десятилетий. Дизайнер-визионер Хуссейн Чалаян однажды сказал: «Я хочу делать одежду для девушек, которые днем одеваются как мальчики, но ночью становятся сногсшибательными sexy bitches».

 

Сейчас речь, в общем-то, не об этом. А о том, что байеры и стилисты твердят, просыпаясь даже, наверное, посреди ночи, о том, насколько актуальная вещь Скотта Шумана – сегодня все мы одеты в вещи из мужского гардероба или хотя бы в их сшитые по нашим узким плечам копии. Вечная тема – мальчики и девочки. Свобода и несвобода в обращении друг с другом – от мыслей об этом по нашим спинам всегда будет пробегать дрожь. Но у нас, девушек, было и несколько актуальных причин скрыть свои костлявые плечи в мужском пиджаке и утонуть в безразмерных слаксах.

Во-первых, это кризис и связанные с ним отсутствие денег, популярность винтажа и предельная демократизация тенденций. В этом смысле пришло время вернуться к тому, с чего всё начиналось: не просто покупать в фаст-фэшн магазинах рубашки, стилизованные под мужские, а носить настоящие, аутентичные мужские. Их можно реквизировать, если постараться, у любых лиц мужского пола, даже малознакомых.
Во-вторых, значение имеют язык и законы современной культуры. Большинство ролевых моделей поведения задают мужчины. Среди икон поп-культуры полно примеров для подражания: Джим Моррисон или Пит Догерти, Уорхол и Джеймс Дин. Ты хочешь быть писателем – ты будешь мечтать быть как Хэмингуэй, Фицджеральд или Оскар Уайлд. Вирджиния Вульф? Конечно, уже полные карманы камней... Идолы полных кинозалов и культовых книг гораздо легче переживают смерть, если они мужского пола. С женской точки зрения нам за всю историю XX века так и не удалось как следует поиграть в дендизм. Мы занимаемся этим сейчас. В конце концов, невозможно проиграть, одевшись как Боб Дилан, даже если ты другого пола.

 

Сегодняшний день – эпоха свободы в выражении собственной сексуальности. Это почувствовали уже не только андрогинные детишки, а все! Сегодня, раскрыв глаза, видишь, при всей многоцветности информационного потока, единственное послание – в блогах, на подиумах, на улице. Ты можешь надеть всё, что хочешь. И в случае с мужской одеждой помощью нам были призраки Габриэль Шанель, Марлен Дитрих и Миа Ферроу из кинолент Вуди Аллена. Когда-то это была самая альтернативная идея – поменять местами правое и левое, мужское и женское. Интерес к андрогинности и бисексуальности в альтернативной культуре объясняется тем, что в течение двух тысяч лет это было вызовом. Было. И вот, похоже, перестало. Мужская вещь в женском гардеробе всегда была ярким выразительным акцентом. Теперь – уже далеко не так, как раньше. А самое интересное, когда тенденция стала массовой, она обречена на смерть. И, значит, ей на смену придёт что-то новое – иное. Новый образ женственности? Что ж, даже интересно было бы к ней вернуться.

Иллюстрации: The Sartorealist, Jak & Jil, Opening Ceremony, Urban Outfitters
Подиум: Alexander Wang, Paul Smith